Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:43 

И снова Йон/Лью

Eldanie Uelle
- FUS RO DAH! - Что ты сказал о моей маме?! ©
Осторожно: не бечено! да подарите мне уже бету ><

Джи проснулась в крепких объятиях Шелеста и, вспомнив об их официальной первой брачной ночи, сладко потянулась. Разумеется, до этого ночей было предостаточно. Но, пока ситуация в Вавилоне нормализовалась, Тейт привык к роли короля (хотя чего привыкать – всю жизнь готовился), а старейшины перестали капать всем на мозги, все как-то забыли, что принцесса и ее защитник – вообще-то молодожены и заслуживают полноценной супружеской жизни. Зато теперь, когда влюбленные окончательно отошли от государственных дел и остались предоставлеными самим себе, у них таки появилась возможность проявить настоящую брачную ночь, которую они не упустили. И немудрено: столько тренировок и даже личная консультация Йона!
- Ну, что? – промурлыкала Джи, прижимаясь к Шелесту.
Тот наморщил лоб, изображая тяжелый мыслительный процесс, и, наконец, с усмешкой выдал:
- Неидеально. Сегодня надо повторить с некоторыми поправками.
Джи задорно расхохоталась и поцеловала своего благоверного. Все грозилось перейти в нечто более серьезное, несмотря на все запреты Лучафэра, но неожиданно в комнату с диким воплем ворвался Лью. С разбегу он прыгнул на кровать – прямиком между влюбленными – и воскликнул:
- С добрым утром!
Шелест, поначалу впавший в ступор от такой наглости, спустя мгновение рассмеялся:
- Мы, конечно, планировали детей, но не так быстро и не сразу таких взрослых.
Джи прыснула в кулак и уткнулась в подушку. Лью невинно похлопал ресничками:
- Я не вовремя?
- Нет-нет, все равно уже утро, - успокоила мальчика Джи. – Но неужели ты каждое утро вламываешься к кому-то в комнату?
- Нет, - неожиданно залившись румянцем, промямлил он. – К господину Йону не вламываюсь.
- Почему? – заметно оживилась от такого поворота событий принцесса.
- Боюсь, - выдавил Лью.
- Он тебя бьет?! – не без оснований испугалась Джи, но мальчик покачал головой.
- Тогда что такое? – теперь уже происходящее вызвало нешуточный интерес и Шелеста.
- Я п-пойду, - Лью, такой же красный, как и маленький Рамзес, которого когда-то застали за невинным поцелуем с Адрианом, хотел было вскочить с кровати, но Шелест схватил его за лодыжку и притянул обратно.
- Нет уж, выкладывай, - приказал другу защитник Вавилона.
Лью тяжело вздохнул, но делать было нечего, и он начал рассказывать…
***
- Нет-нет, дорогая моя, так не пойдет, - Йон взял прекрасную деву за милую ручку, которой та собиралась удовлетворить господина. Высокая наложница с темными кудряшками побледнела, ожидая наказания за оплошность, но жрец лишь милостиво добавил:
- Зачем Лучафэр даровал тебе такой милый ротик?
Девушка облегченно вздохнула – некоторым за такие ошибки и пальчики отрубали – и с готовностью опустилась к достоинству Йона. Тот закрыл глаза от блаженства, приготовившись получать удовольствие, но капризный голосок заставил его открыть один глаз:
- А как же я? – вторая наложница – невысокая блондинка с русой косой до пояса обиженно надула губки. Эта была постоянным гостем в покоях жреца и потому могла порой и качать права.
- Прости, дорогая, но вторым достоинством меня Лучафэр не одарил, как я ни просил, - усмехнулся Йон, и девушки захихикали вместе с ним. – Но, если тебе не терпится, можешь сделать мне массаж.
Девушка просияла и, сев позади господина, плавными движениями принялась разминать его плечи. Вторая не менее плавными движениями водила языком по члену жреца. Йон тихо замурлыкал себе под нос – пожалуй, такой отдых после тяжелого трудового дня нужно сделать обязательным для всех жителей Вавилона.
Но насладиться стараниями двух красавиц ему было не дано – этой ночью Лучафэр, похоже, был особо весел и послал совсем не нужный порыв ученику жреца.
Двери покоев распахнулись, и в комнату с диким воплем «Господин Йон, господин Йон, у меня новости!» вбежал Лью. Впрочем, увидев сцену разврата с собственным наставником, мальчик замер в нерешительности и задал свой коронный вопрос:
- Я не вовремя?
- Какой ты догадливый, Лльюэллин, - прошипел Йон. В руке неизвестным науке и Лучафэру образом материализовался жезл, и жрец угрожающе потряс им в воздухе.
- Я позже зайду, - бросил Лью и уже собирался убегать со всех ног, пока жезл не настиг его, но громкий визг его остановил.
- Какой милашка! – обе наложницы, напрочь забыв о жреце, вскочили и подбежали к мальчику, который к тому времени уже был готов провалиться сквозь землю.
Заключив того в объятья, они принялись теребить его щеки, накручивать на пальцы золотистые локоны и наперебой задавать вопросы:
- А как тебя зовут? А сколько тебе лет? Ты ученик господина Йона? Господин, какой у вас милый ученик!
Лью, пытавшийся еще ответить на первые вопросы, потом бессмысленные попытки оставил и смирился со своей участью. А вот Йон не смирился: это что такое – мальчишка отнял у него наложниц! Непростительно!
- Девушки, - рявкнул Йон.
- Еще чуть-чуть господин, - не отвлекаясь от процесса тискания Лью, бросили девушки и тут же пропищали. – Ведь он такой милый!
Йон вздохнул и потер переносицу: придется смириться с резким, а главное, неконтролируемым приступом умиления девушек. В конце концов, его ученику сейчас еще хуже.

Но через полчаса мнение Йона радикально изменилось: Лью постепенно привык к вниманию к своей скромной особе, начал неуверенно улыбаться и даже делать комплименты своим фанаткам. Это до того обрадовало девиц, что те уже забыли о присутствии жреца и начали вслух планировать, куда следующей ночью они поведут мальчика и что потом с ним сделают. От таких размышлений Йон возмущенно поперхнулся: такого наложницы не проделывали даже с ним. Лью же покраснел, как спелый святой помидор, выросший на грядках храма, но отнекиваться не стал.
- Все, девушки, - терпение Йона иссякло, - вечер безнадежно испорчен, приходите завтра.
Девушки обиженно надули губки и ухватились за Лью, но жрец был неумолим, и, тяжело вздохнув, наложницы собрали вещи и покинули комнату, не забыв подмигнуть новому другу.
- Простите, господин Йон, - потупившись, пробубнил Лью и тоже собирался поскорее убраться из покоев, но властный голос его остановил:
- А ты, Лльюэллин, за то, что испортил мне вечер, отработаешь. За двоих.
Мальчик застыл, ошарашено уставившись на учителя.
- Что значит «за двоих»? – только и смог выдавить он.
- Это значит всю ночь, - пояснил Йон и встал с роскошных подушек с вполне ясными намерениями.
- Г-господин Йон, может, лучше жезлом ударите? – понадеялся на лучший исход Лью, но жрец покачал головой: приговор окончательный и обсуждению не подлежит. Мальчик вжался в стену в надежде неожиданно превратиться в астральную проекцию и провалиться в соседние покои, но чуда не произошло.
Йон схватил нерадивого ученика за шкирку и бросил его на кровать. Лью, пискнув, сжался, но вставать не стал – убежать от наставника он все равно не сможет, остается надеяться на благосклонность жреца.
Вжавшись в подушку, мальчик ожидал своей участи. Сквозь крупную дрожь, бившую его, он почувствовал, как Йон лег сверху – похоже, участь у Лью все-таки оказалась незавидной.
- Господин, - всхлипнул мальчик.
- Молчи, - приказал Йон, принявшись методично раздевать новоявленного партнера.
- Господин, отпустите, пожалуйста, - предпринял последнюю попытку освободиться Лью, но жрец традиционно покачал пальчиком.
- Провинился – терпи, - нравоучительно проговорил тот, одной рукой умудряясь снимать остатки одежды. Спустя пару мгновений Лью остался в чем мать родила. Йон бросил оценивающий взгляд на голого ученика. Пожалуй, девушки были правы: мальчик очень даже мил, его вид так и умоляет:«Вставь мне!». Что ж, жрец проявит великодушие и исполнит просьбу, жаль только, не удастся посмотреть на личико. Впрочем, почему не удастся?
- Повернись, - отдал еще один приказ Йон.
Лью секунду колебался, но прогневить господина еще сильнее ой как не хотелось, и он обернулся через плечо.
Йон невольно улыбнулся: густой румянец, золотистые волосы, сегодня отчего-то особо вьющиеся к кончикам, и огромные блестящие глаза – таким зрелищем невольно залюбуешься. Подавшись вперед, жрец запечатлел на губах послушника нежный поцелуй. Лью оторопел, но сопротивляться не стал – что уж греха таить, целовали его впервые в жизни, и это ему очень понравилось.
Но, к сожалению, резкий приступ нежности быстро иссяк: Йон отстранился и властно прошипел:
- Вставай на колени.
- Господин, не надо, - взмолился Лью – паника накрыла сознание.
- Вставай.
Лью, повинуясь, покорно встал на колени, опасаясь, как бы жрец, кроме своего «жезла», еще и золотой использует.
Йон церемониться не стал, благо стояло и истекало смазкой у него еще с ухаживаний девиц. Расстегнув халат, он, как говорится, пристроился сзади и, жадно обхватив сочные ягодицы, резко вошел.
Лью всхлипнул, уткнувшись в руки, от резкой боли по щекам покатились слезы, но жрец не обратил на это никакого внимания, продолжая рывками двигаться в бедняжке.
Неожиданно рука заботливо легла на достоинство мальчика, и Лью вздрогнул от приятного прикосновения. Ощущения враз поменялись: теперь каждый толчок и движение руки причиняли не боль, но удовольствие…
К утру истощенный Лью вяло ползал по кровати на коленях (тело настолько привыкло в позе, что отказывалось ее менять) в поисках своей одежды, но Йон повалил его на кровать и прижал к себе.
- Так и быть, спи здесь: заслужил, - сквозь сон пробурчал он.
***
- Вот, - Лью всхлипнул и стыдливо прикрыл глаза рукой.
- Какой Йон жестокий! – возмутилась Джи. – Вот так поступить с собственным учеником!
- Это да, - согласился Шелест, но после задумчиво добавил. – Впрочем, способ он нашел действенный. Так что, если вбежишь к нам в неподходящее время – придется присоединиться к нам.
С этими словами парень под заливистый смех любимой накрыл Лью одеялом.

@темы: Йон/Лью, fanfiction

Комментарии
2010-08-06 в 23:07 

Мэнли
Мы можем засыпать, просыпаться и быть идиотами вместе!
сочные ягодицы :lol: *умир*
Орден Лучафэра тебе обеспечен х)

2010-08-06 в 23:08 

Eldanie Uelle
- FUS RO DAH! - Что ты сказал о моей маме?! ©
Мэнли
Спасибо)

   

Летописи Вавилона

главная