18:34 

Eldanie Uelle
- FUS RO DAH! - Что ты сказал о моей маме?! ©
Осторожно: не бечено, ООС

- Лльюэллин, ты выполнил мое задание? – Йон сел на лавочку, зажмурив глаза от яркого солнца. День выдался на редкость теплым и солнечным, и жрец с самого утра прохлаждался в королевском саду, отправив учеников с, казалось бы, невыполнимыми поручениями. Он свято верил, что нерадивые послушники не выполнят своих заданий до завтрашнего утра. И этого времени слуге Лучафэра вполне хватит не только на то, чтобы, млея, отдохнуть в тени крон, но и порезвится ночью с собственным гаремом. Но один ученик – низкородный мальчишка, на которого Йон рассчитывал меньше всего – все же умудрился выполнить поручение раньше положенного.
- Да, я переписал все свитки, что вы приказали, господин, - дрожащим голосом ответил Лью, переминаясь с ноги на ногу.
Йон увидел, как мило краснел мальчик – пожалуй, даже сильнее обычного – и вновь зажмурился с блаженной улыбкой на губах. Лью выглядел до того мило, что жреца так и тянуло повалить его на сочную траву и… Жрец облизнулся. Но нет, обучение мальчика любовным «дисциплинам» подождет до полуночи. Пока же надо отправить его куда подальше, дабы не путался под ногами.
- Все сто? – на всякий случай решил удостовериться в правдивости слов ученика Йон.
Низший и жрец встретились взглядами, и Лью поспешно опустил глаза, слегка пошатнувшись.
- Да, - еле слышно проговорил он.
- И красную строку везде оформил? – предпринял еще одну попытку отвязаться от послушника Йон.
- Да, - выпалил Лью, но как-то странно, надрывно, словно истратил на это слово последние силы.
Йон нахмурился: новый ученик слишком прилежен, но ведь не ругать же его за это. Можно, конечно, преподать урок, но только после полуночи. А пока придется дать новое задание.
- Молодец, Лльюэллин, - наконец, выразил свою похвалу Йон.
Лью уже было расслабился, но отдохнуть ему было не суждено.
- А теперь убери листья у храма и… посади маргаритки, - продолжил Йон, не обратив на облегченный вздох ученика ровным счетом никакого внимания.
- Маргаритки? – переспросил мальчик, не поверив своим ушам. Великий жрец Лучафэра требует посадить под окном обители Бога цветы? Бред какой-то.
- Да, маргаритки, - невозмутимо ответил Йон. – Я их люблю.
- Х-хорошо, господин Йон, - предпочел не углубляться в предпочтения своего учителя Лью.
- Вот и отлично, грабли и лопату получишь у садовника, а маргаритки… ну, поищи на базаре, - Йон откинулся на спинку скамьи, прикрыв лицо капюшоном. Все складывается как нельзя лучше – и мальчишка пристроен, и на следующем свидании Кинния получит свои любимые цветы.
Лью почтительно поклонился и поспешил скрыться в глубине сада.
Йон блаженно улыбнулся – наконец-то он остался один – и прикрыл глаза, явственно ощущая, как проваливается в приятную темноту. Через некоторое время жрец задремал, но, видимо, судьба решила поглумиться над ним, и уже пару часов спустя жреца разбудил нерешительный голос Лью:
- Я выполнил поручение, господин Йон, - сказал мальчик.
Жрец недовольно открыл один глаз и придирчиво осмотрел ученика: теперь Лью, вопреки его ожиданием, отличался неестественно й бледностью, да к тому же был с ног до головы измазан землей.
- Ну и видок у тебя, Лльюэллин, - невольно вырвалось у слуги Лучафэра.
Лью промямлил нечто неразборчивое и отступил на шаг. От зоркого взгляда Йона не ускользнуло то, что мальчик вновь чуть не потерял равновесие, но он не обратил на это внимания.
- Ты действительно посадил целую клумбу маргариток? – с недоверием спросил он.
- Да, господин, - неуверенно кивнул Лью.
- Всего за пару часов? – решил уточнить Йон. Он не сомневался в усердии юного послушника, но вот его физические способности все же не внушали доверия.
Лью покраснел до корней волос и, потупив взор, выпалил:
- Мне помогал садовник.
- Ох уж этот сердобольный старик, - успокоился Йон – тайна сверхумения высаживать цветы была раскрыта. Однако перед жрецом встала новая проблема: куда вновь сплавить ученика – и мужчина решил немедленно с ней разобраться.
- Раз ты так полон сил, - Йон усмехнулся, наблюдая, как Лью выпрямился по струнке, - я дам тебе еще одно задание.
- А можно…, - хотел спросить Лью, но Йон не дал ему договорить.
- Никаких можно! – обрушил все надежды мальчика жрец. – Сейчас же пойдешь и вымоешь все статуи в храме!
- Да, господин, - Лью поклонился и медленно зашагал к выходу.
- Вот и отлично, - Йон закрыл глаз, придаваясь еще не оставившей его приятной неге, но в следующее мгновение до его слуха донесся странный звук.
Мужчина открыл глаза и увидел лежащего на земле ученика…

***
- Йон, да как ты мог довести мальчика до такого состояния! – рвала и метала Джи. – Ты, что, не видел, что ему плохо?!
- Нет, - преспокойно пожал плечами жрец, - я думал, что он смущается от вида своего непревзойденного наставника.
- Ах ты! – Джи уже замахнулась, дабы надавать самовлюбленному наглецу по самое «не хочу». Но Шелест своевременно обхватил любимую за талию и оттащил подальше, не взирая на ее бурные – и порой нецензурные – возражения. И слава Лучафэру – ведь в руках его верного жреца уже сверкал жезл, которым он не преминул бы деформировать череп Ее Высочества.
- В любом случае, о Лью надо позаботиться, - внесла толику логики в разговор Ют.
Все тут же воззрились на Йона, но тот вновь пожал плечами.
- Увы, дорогие мои, я вынужден напомнить вам, что мы собирались в поход в Легион для обряда очищения вашей пары, как того потребовал Король. А, значит, Воин и Ее Высочество остаться не могут, как и не могу остаться я. Мы, конечно, может оставить в качестве сиделки нашу маленькую подругу, - жрец с сомнением оглядел Ют, - но, боюсь, толку от нее мало.
Фея возмущенно надула губки, но возразить ей было решительно нечего.
- Так что, - подвел итог Йон, - нам придется доверить моего нерадивого ученика слугам. Или же вы найдете человека, которому можете доверять.
Шелест и Джи синхронно обернулись к Тейту, который стоял чуть поодаль и в разговоре участия не принимал.
- Вы хотите, чтобы я присмотрел за низшим? – возмущенно, но пытаясь сдержаться, проговорил Лорд. – Вы хоть понимаете, о чем просите меня, будущего короля?
Джи уже собиралась разразиться очередной гневной тирадой, кои присутствовали в голове про запас, но на этот раз ее опередил Йон. Жрец вышел вперед и, прочистив горло, начал свою пафосную речь:
- Мой дорогой друг, - Тейт недоверчиво хмыкнул, но промолчал, - я прекрасно осознаю: в том, что мой ученик попал в подобную передрягу и подхватил сильнейшую лихорадку виновато не только полное отсутствие мозгов у мальчика, но и моя невнимательность…
- Твое равнодушие! – встряла разгневанная принцесса.
- Прошу, Ваше Высочество, не перебивайте, - улыбнулся Йон, - иначе я перебью кое-что Шелесту, и обряд очищения нам уже не понадобится, ибо ему просто-напросто нечем будет вас осквернять.
Принцесса осторожно заслонила собой Шелеста, который, в свою очередь, прикрыл самое дорогое рукой.
- Так вот, - продолжил жрец, - я чувствую свою вину и должен обязательно найти ответственного человека, который позаботится о моем ученике. Кому, как не ты, мой юный друг, наследник величайшего, после королевского, рода, могу я поручить это задание?
- И ты думаешь, что я поведусь на твои речи, жрец? – процедил Тейт. – Скорее небо упадет на Вавилон, чем Лорд станет сиделкой низшего.
- Ты поосторожней со словами, я ведь могу попросить Луяафэра об услуге, - улыбнулся Йон, - впрочем, думаю, до этого не дойдет. Однако, если не удается договориться по-хорошему, придется пойти на крайние меры.
Тейт незаметно вздрогнул – что-то в тоне жреца его насторожило.
- Так вот, - продолжил тот, - если ты пару дней не позаботишься о Лльюэллине, наш горячо любимый король прикажет тебе…, - Йон огляделся в поисках вдохновения для новой гадкой идейки, - чистить туфли принцессы.
Джи, Ют и Шелест залились смехом, а Тейт побледнел сильнее Лью.
- И поверь, - продолжил Йон, неимоверно довольный произведенным эффектом, - что король выполнит мою просьбу и отдаст тебе столь постыдный приказ. Он как раз проиграл мне в карты желание.
- Хорошо, я согласен, - не раздумывая, ответил Тейт.
***
Лью с трудом открыл глаза. Взгляд был мутным, словно мальчик, как в детстве, снова надел очки дедушки. В горле царила пустыня, а все тело ныло, будто Йон… в общем, ныло. Что-то серебристое мелькало перед глазами, но мальчик не мог понять, что это. Чьи-то длинные роскошные волосы. Неужели принцесса украсила голову серебряными побрякушками? Или это господин Йон поседел, узнав, что довел ученика до обморока? Лью горько усмехнулся над собственной мыслью.
- Ты… как? – чей-то холодный, но – похоже, не вовремя - дрогнувший голос отвлек мальчика от невеселых дум.
Лью, без сомнения, узнавший этот голос – да и как не узнать будущего короля! – тут же попытался приподняться. Однако слабость пронзила все тело, и мальчик тихо застонал.
- Тише, - властно, но мягко приказал голос, а чья-то рука легла на плечо и осторожно уложила обратно на кровать.
Лью засомневался в собственном здравомыслии. Должно быть, он еще не пришел в себя, и все это ему лишь снится. Или Шелест, а, может, и Йон, воспользовавшись болезнью бедняжки, решили над ним подшутить.
Перед глазами начало проясняться, и Лью с ужасом осознал, что перед ним вовсе не Шелест в парике и даже не наряженная принцесса. На краю кровати, выпрямившись по струнке, гордо восседал Лорд Тиарнан.
- Вы ведь галлюцинация? – осмелился спросить Лью, не отдавая себе отчет в собственных действиях. В голове промелькнула мысль: а признается ли ведение в том, что оно не настоящее?
- Еще один подобный вопрос, и я сам сброшу тебя со скалы, - ответил Тейт, и Лью поспешно зажал рот рукой, опасаясь ляпнуть еще что-нибудь.
Определенно, перед ним был настоящий Тейт – галлюцинация не могла превзойти оригинал в высокомерии, гордыне и холоде в голосе. Но мысль, что сам Лорд Тиарнан сидит рядом с ним – простым смертным (очень даже смертным, если не прекратит задавать глупые вопросы), не укладывалась в голове. То ли из-за этого, то ли из-за болезни, которая, похоже, и не думала отступать, голова разболелась еще сильнее.
Лью тихо застонал и с удивлением отметил, что Тейт стал обеспокоено озираться по сторонам, будто искал поддержки. Наконец, не обнаружив в комнате ни одной живой души (Лью считался полуживым), Лорд уставился на мальчика, и в его глазах тот, кроме льда, увидел еще и панику.
- Низший… ты чего-нибудь хочешь? – явно пересилив себя, спросил молодой человек.
Лью уже готов был вжаться в постель и сказать, что ему ничего не надо, а еще лучше умереть, чтобы не причинять Лорду неудобств. Но разум вовремя подсказал, что лучше признаться в собственных желаниях.
- Можно попить? – слабо прошептал мальчик.
Тейт впал в самый настоящий ступор, и Лью испугался, что теперь казни ему точно не миновать. Но уже спустя пару секунд юноша, тряхнув головой, встал с кровати, налил из хрустального кувшина воды и протянул стакан больному. Лью с благодарностью взял стакан и вмиг осушил его. Желанная влага растеклась по горлу, затопляя тамошнюю пустыню.
Тейт снова сел на кровать, внимательно наблюдая за процессом поглощения жидкости, и, когда Лью допил, забрал у того стакан.
- Ты спать не хочешь? – с надеждой спросил Лорд. Похоже, присутствие опекаемого в сознании причиняло ему определенный дискомфорт.
- Нет, - ответил Лью, но тут же пожалел об этом.
«Идиот, сейчас же вырубит!» - заверещал внутренний голос.
Однако Тейт решил проявить великодушие и мальчишку не вырубать. Хотя, судя по выражению лица, мыслишки подобного характера в голове у него все же появлялись. Вместо этого он поставил стакан на прикроватный столик и, сглотнув, проговорил:
- Ну, расскажи про себя.
Лью изумленно открыл рот, не зная, что сказать. То ли у него все-таки галлюцинации, то ли Лорд уже успел заразиться и теперь бредит. Тейт, похоже, сообразив, что натворил, поспешил оправдаться:
- Мне абсолютно плевать на тебя, низший, но тебя надо чем-то занять.
Лью облегченно вздохнул – значит, господин не болен, и третья казнь за последние десять минут отменяется. Но Лорд попросил его рассказать о себе, а это равносильно приказу, за невыполнение которого мальчика опять же ждет смертная казнь.
- Нас в семье восемь, - неожиданно даже для себя начал Лью.
То ли болезнь сделала свое дело, то ли разум был рад появлению нового собеседника, но мальчик и не заметил, как пересказал всю свою жизнь, начиная с младенчества и кончая обмороком. К его удивлению, Тейт внимательно его слушал, не перебивал и даже задал пару вопросов в перерывах между очередными рассказами о приключениях в городских трущобах.
Когда же повествование было окончено, и Лью попросил еще воды, Тейт, немного помолчав, выдал:
- Я не ожидал, что у тебя была такая жизнь.
Лью слабо – силы были на исходе – улыбнулся и встретился с юношей взглядами. Что-то непривычное увидел он в изумрудных глазах: жалость? Быть не может.
- Господин… - мальчик хотел было спросить о своей догадке – пусть это и повлекло бы за собой очередную казнь – но Тейт не дал ему договорить.
- Подожди немного, я скоро вернусь, - он вскочил с кровати и спешно скрылся в дверном проеме.
Лью откинулся на подушку, еле сдерживая слезы. Похоже, Лорд, как и остальные, с трудом выдерживает его общество. Хотя чего следовало ожидать низшему во дворце? Теплого приема? Заботы и ласки? Глупости.
Однако через несколько минут Тейт действительно вернулся, и в сердце Лью загорелся огонек надежды. Сев на край постели, он достал из-за спины искусно вырезанного из дерева коня. Игрушка была выкрашена в белый, а уздечка и копыта были покрыты настоящим золотом.
В глазах Лью засверкали искорки восторга: будучи последним ребенком в семье, он редко видел игрушки, а такую встречал впервые.
- Знаешь, - неуверенно начал Тейт, - это была моя любимая игрушка в детстве. Сейчас она мне уже не нужна. И я подумал, что тебе понравится.
Лью, отчаянно пытавшийся сдержать слезы, разрыдался и кинулся Лорду в объятия.
- Спасибо вам, господин Тейт, - сквозь всхлипы прошептал он.
Не ожидавший такого Лорд сначала хотел оттолкнуть мальчишку, но сдержал порыв, а затем обнял его и слабо улыбнулся.

***
- Йон, если мы сейчас обнаружим окровавленного Лью с мечом Тейта в сердце, я тебе…, - принцесса не успела договорить, какое же наказание ожидает жреца, поскольку рот ей услужливо прикрыл Шелест.
- Спасибо, Шелест, - искренне поблагодарил Воина Йон. Принцесса не только играла роль его совести на протяжении всей дороги в волшебный лес и обратно. Она еще и поведала о жестоком поступке слуги богов Киннии. И девушка, возмущенная поведением любимого, наотрез отказалась оставаться с ним наедине, когда выдалась свободная минутка.
- Мы пришли, - попыталась разрядить накалившуюся добела обстановку Ют, указав на комнату, где, предположительно, были Тейт и Лью. Если, конечно, один не убил другого и не отправился по своим делам.
Вся компания осторожно приоткрыли дверь и застыли в изумлении. Нет, они, конечно, надеялись на благополучный исход, но увиденное превзошло все их ожидания: Лью мирно посапывал в постели, а Тейт гладил его по голове.
- Мы случайно не проходили поле с галлюциногенными цветами? – выразил общую мысль Шелест.
Услышав чей-то голос, Тейт резко обернулся и одернул руку. На его счастье, подглядывавшие за сценой заботы оказались друзьями, а не слугами, которые мигом разнесут новость по всему дворцу, или, еще хуже, родственниками, которые на месте отрекутся от юного Лорда.
Тейт гордо встал и вальяжно направился к выходу.
- Он здоров, - на ходу бросил парень, но, потеряв равновесие, врезался в косяк. Стараясь не обращать внимания на ухмыляющихся товарищей, он поправил одежды и покинул комнату.
- Он слишком бледный, - взволнованно проговорила Ют.
- Похоже, Его будущее Величество заботился о моем ученике ценой своего здоровья, - с наигранной жалостью произнес Йон. – А, значит, кто-то должен позаботиться о нем. Шелест, - обратился жрец к юноше, - ты не поухаживаешь за другом? Я ведь легко могу сделать так, чтобы король должен был мне еще одно желание.

@темы: fanfiction, Тейт/Лью

Комментарии
2010-08-06 в 23:15 

Мэнли
Мы можем засыпать, просыпаться и быть идиотами вместе!
Ыыыыыыы
"Его будущее Величество" очарователен, даже врезаясь в косяк х)

2010-08-06 в 23:16 

Eldanie Uelle
- FUS RO DAH! - Что ты сказал о моей маме?! ©
Мэнли
Надо бы написать, как за ним потом Йон ухаживает)

2010-08-06 в 23:19 

Мэнли
Мы можем засыпать, просыпаться и быть идиотами вместе!
princess of ammonites
Мозг *надеюсь, что именно он х)* воспылал любовью/состраданием к ближнему?

2010-08-08 в 17:00 

Серый Вороненок
If I'll be back in pain one day I gotta catch just one more train
трооогательно! ))) и Тейт даже не отморозок)))
- Вы ведь галлюцинация? – осмелился спросить Лью, не отдавая себе отчет в собственных действиях. В голове промелькнула мысль: а признается ли ведение в том, что оно не настоящее?
фак, Лью шикарен!!!
"видение"...

     

Летописи Вавилона

главная